Ножи из осколка войны

Ножи из осколка войны

В СКК на выставке «Клинок на Неве» впервые принимают участие необычные кузнецы — из батальона «Ангел». Свои ножи они называют не иначе как «ножи жизни». История каждого клинка, как история жизни — они сделаны из осколков снарядов, упавших на Донбассе. Деньги, полученные от продажи этих ножей, идут на гуманитарную помощь людям, живущим рядом с линией фронта. Автор проекта — 34-летний москвич Алексей Смирнов по прозвищу «Ангел».

До 2014 года Алексей даже не представлял, что его ждет. Он снимал свой третий фильм «Архи», в котором участвовал Артур Смольянинов, готовился к головокружительной карьере продюсера и режиссера. Но сняв 90% фильма, Алексей вдруг все бросает и вкладывает все деньги в помощь беженцам Донбасса. Потом ему долгое время пришлось возвращать долг продюсерам. По прошествии пяти лет, Алексей ни о чем на жалеет. А на свои уже снятые фильмы смотрит с удивлением, как на шалости мальчика, ничего не знающего о настоящей жизни — теперь он бы снимал не так и не о том.

Причиной, по которой молодой 29-летний режиссер стал волонтером и отправился на фронт стало письмо в соцсетях, которое ему пришло от беженцев из Краматорска. Они просили его помочь попасть на программу Андрея Малахова на Первый канал, чтобы рассказать о своих страданиях, об обстрелах, о войне.

— Я был подающий надежды режиссер, который снимал кино, участвовал в гламурных тусовках, у меня была своя кинокомпания в Москве «Ле Реф», что переводится с французского как «Мечта». А в итоге я беру и трачу все деньги — около 10 миллионов рублей — на Донбасс".

Сначала он помог знакомой вывезти 15 перепуганных детей, найдя для них приют у друзей на даче. Затем сам купил билет до Ростова-на-Дону и отправился на границу с Украиной. Он хотел убедиться в том, о чем ему писали — это правда. И когда он увидел глаза беженцев, их беспомощность и отчаяние то не мог не помочь.

Подключил друзей, начал вывозить людей, сначала в Подмосковье, искать деньги, чтобы их куда-то устроить. Благодаря соцсетям нашел желающих помочь. Кто-то предложил устроить беженцев в пустующий санаторий в Воскресенске. И пошло-поехало. Вернуться в нормальную жизнь после увиденного для Алексея было невозможно.

«Мы сделали передачу у Малахова, и у многих других, мы начали вывозить, арендовать для них санатории по всей стране, вывозить сначала беженцев с границы, потом и с фронта и так далее. История затянулась до сегодняшнего дня. В общей сложности мы вывезли около 400 автобусов: детей, женщин и стариков из-под обстрелов. Мы - это я и люди, которые мне помогали. Сначала мы тратили свои деньги, потом начали тратить деньги друзей, потом друзей друзей.

Мы приходили в заброшенные санатории и детские лагеря, оживляли их, покупали стиральные машинки и белье, наши беженцы получали статус РВП (разрешение на временное поселение), с ними работали психологи, медики, специалисты по пребыванию и гражданству. Мы давали им работу и направляли дальше в пункты временного размещения, чтобы они могли прийти в себя и понять, куда двигаться дальше — например в семьи, по переселению. Это была наша программа.

Было такое, что, когда люди звонили в МЧС — те давали им мой номер телефона. Но это была не госпрограмма, а моя частная инициатива, которая вылилась в самую большую помощь по Донбассу. На сегодняшний день на фронте работают пять волонтерских движений. По идее они работают нелегально, поскольку там нет закона о гуманитарных организациях. И как бы мы все вне закона".

Сейчас беженцев, желающих выехать в Россию, по словам Алексея, немного, более того — многие из тех, что уехали, вынуждены были вернуться, так как не смогли получить в России гражданство, найти работу, устроиться.

Деньги собирались с помощью созданного благотворительного фонда гуманитарной группы «Ангел». Ангелами волонтеров прозвали сами жители ДНР — за то, что они всегда отзывались на призыв о помощи. Алексей только добавил приставку «батальон».

В общей сложности за пять лет существования, фонд вложил в Донбасс около 100 миллионов рублей. Сейчас, когда о ДНР и ЛНР не говорят с телеканалов, поток гуманитарной помощи и пожертвований в фонд сошел на нет. Но война-то не прекратилась.

«Очищенные от войны»

Алексей открывает телеграм-канал сводок с Донбасса и зачитывает вслух, где какие обстрелы были: «Вчера были обстрелы, ранили местную жительницу в Никитовке — это абсолютно мирный район. Позавчера было разбито семь домов в Александровке, сегодня было разбита очистительная станция в поселке Гольмовском. Вы поймите, половина Донбасса практически разрушена. Например, есть поселок Шахты 6−7, куда все ближе подбираются украинские войска. Он разрушен на 45%. Я знаю, что там часть жителей живет в подвале школы, которая постоянно обстреливаются. Это люди которым де факто некуда идти.

Восстановление жилья как такового нет — какой смысл восстанавливать жилье, которое разобьют завтра? Каких-то современных гуманитарных программ с Россией нет. Люди предоставлены сами себе. Вокруг Донбасса - молчание. Люди брошены на произвол судьбы. К примеру, в Доломитном живут порядка 25 человек — еженедельно мы туда два раза доставляем хлеб, потому что они не могут оттуда выехать — дорога простреливается. Когда мы едем — по нам тоже стреляют. На днях мы развезли гуманитарную помощь в поселок «Молочный» на линии соприкосновения между ЛНР, ДНР и Украиной. Там тоже есть раненые и убитые. Там проживают всего четверо взрослых и много детей. Мы каждому привезли по продуктовому пакету.

Потом съездили в Коминтерново, там проживает 200 жителей — туда отвезли, в поселок Заиченко — там порядка ста человек, в шахты 6−7, где люди вынуждены жить в подвале, потому что у них нет своих домов. В такие поселки мы развозим еду ежемесячно".

Раньше, чтобы собрать деньги на помощь было достаточно провести краудфандинговые сборы. Сейчас они не работают.

Семь месяцев назад Алексею пришла в голову идея делать из осколков снарядов ножи: «Я тогда был в Коминтерново, утром отработала «Нона». Порядка 20 мин от «Ноны» упало недалеко от фермы. Вокруг разрушенные дома. Я стоял смотрел на них. Они были еще практически новенькие, но уже начали ржаветь — в земле все быстро ржавеет. Выглядит это как клубни картофеля, которые вылезают наружу. Такая воронка и из нее блестит. Если бы я ни разу не видел обстрелов, то подумал, что это какие-то залежи руды, которые сочатся наружу. Очень красиво, если бы не так печально.

Я думал, как остановить войну и думал о том, что эти осколки никому не нужны, что они в каждом огороде как морковка растут — рассказывает Алексей о том, когда подумал, что из этих осколков можно делать что-то полезное. — Я вчера был в Зайцево — там человеку в огород прилетела «Восьмерка» и разбила ель, крышу. Мы стоим с ним и сравниваем снаряд с тем, какие есть в округе. А у него весь огород утыкан этими снарядами, начиная от ПМП и заканчивая 120-ми минами, осколками «Града». И мы это обсуждаем абсолютно нормально. А если взглянуть со стороны — это абсурд! Потому что, когда по тебе стреляют нужно бежать".

К каждому клинку или топору прилагается история — из осколка какого снаряда он сделан, где снаряд упал, какие разрушения причинил. Стоимость ножей — от 6,5 тысяч рублей.

«У Ремарка есть такая вот интересная история во «Время жить и время умирать». Представьте мизансцену — парень, который пришел с войны. Он видит разбитый дом, где жили его родители. В его сердце метания — могут ли они быть еще живы, хотя дом разрушен две недели назад. Он подходит к рабочим, которые пытаются раскопать другой дом, который разбомбили только что. Он кричит: «Как вы не понимаете, там же мои родители — надо разбирать завалы того дома».

А парень говорит ему: «Твоих родителей нет смысла спасать — две недели был артналет - они не могли выжить». И парню приходится делать выбор — отказаться от идеи спасать своих родителей, во имя спасения других людей, которых он даже не знает.

В этом моя мысль: «Если есть хоть какая-то возможность спасти живых — мы этим занимаемся. Мы за день до обстрелов вывозили людей и спасали десятками, людей, которые на следующий день должны были погибнуть, поэтому нас назвали «Батальон Ангел».

Вспоминая и анализируя, почему он бросил спокойную жизнь и торчит на Донбассе, подвергая свою жизнь опасности, вспоминает свое детство, которое достойно отдельной публикации. Алексей вырос без родителей и до шести лет вел бродяжнический образ жизни — потом попал в Таловский интернат для детей-сирот. Четверо его братьев были тоже раскиданы по разным детдомам до тех пор, пока их всех не собрала в своем доме родная бабушка.

«Когда я попал в интернат у меня были обморожены ноги, фактически не функционировали почки потому что я бродяжничал, у меня не было никаких документов, у меня была дизентерия, фурункулы по всему телу. И еще было ощущение, что раз меня бросили — значит я ненужный, значит не соответствовал каик-то ожиданиям, я был ужасно плохим и от меня избавились.

И был один парень — Сережа Чесноков, который читал мне в интернате детскую библию и говорил: «Нужно что-то такое задумать, что поможет тебе жить дальше». И я задумал, что, когда вырасту буду помогать таким же людям, как я, которые попали в трудную ситуацию, — вспоминает Алексей. — Бывает что обещания, данные себе в детстве, мы забываем. А когда случилась война на Донбассе — у меня прям так щелкнуло и все. Я расстался с девушкой, уехал и фактически утонул в Донбассе, потому что я наконец почувствовал себя нужным".

На выставке можно не только полюбоваться на ножи, но и пообщаться с волонтерами из «Батальона Ангел». После выставки батальон снова отправится в ДНР.

Источник

Редакция: info@djivamag.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM
2019 © "Дживамаг — все о строительстве". Все права защищены.